Вход в личный кабинет

Пользователь не найден
Неверный пароль

Написать нам письмо

Деревня Марьино

Документально не подтверждено, но считается, что деревня возникла в XVI веке, во время правления Ивана Грозного. И так считать есть все основания. Из поколения в поколение передается марьинцам легенда о боярыне Марье. Тяжело жилось русскому народу в годы опричнины. Опричники, как и татары-монголы, разоряли, грабили и убивали своих же людей. Крестьяне пускались в бега. Царевы люди не разбирались, кто прав, а кто виноват. Не повезло в ту пору и боярыне Марье, которая попала в опалу у Ивана Грозного. Сослал он ее, горемычную, в дремучие муромские леса, где много было разбойного люда. Поселилась та недалеко от берега реки Варнавы. Потом к ней присоединились беглые крестьяне, которые в честь основательницы и назвали свое поселение.

В конце XIX- начале XX веков марьинские крестьяне были временно обязанные, так как после отмены крепостного права ни один из них не мог выкупиться на волю. Принадлежали они помещику, фамилию которого никто из ветеранов не помнит. Крестьяне вели сельское хозяйство. Земля у них была сносная. Поэтому кустарными промыслами не было нужды заниматься. Крупных садов, маслобоен, мельниц и тому подобного у марьинцев не было. Промышляли рыбой, которой в те времена водилось в реке Варнаве довольно много. Возделывали, как и по всей округе, рожь, пшеницу, ячмень, овес, просо, горох, лен, картофель. Своей церкви марьинцы не имели. Странно, но половина деревни относилась к Бутаковскому приходу, а другие — к Девлетяковскому приходу. Из особых достопримечательностей в Марьине выделяют родник со святой водой, откуда раньше на Крещение Христово брали воду. Там же служили молебен по дождю и во спасение от разных бедствий. Эти традиции сохранились до наших времен.

Советскую власть в деревне установили активисты из Бутаковской волости. На своем собрании в 1918 году марьинцы постановили «защищать Советскую власть всеми силами». По утверждению местных старожилов, на Гражданскую войну были мобилизованы семь человек, вернулись назад - три. Коллективизация проводилась на основе принуждения середняков. Но были и добровольцы. Ветеран труда Петр Дмитриевич Козлов рассказал об этом периоде: «Колхоз был основан в 1931 году. Сначала в него вошли девять дворов, все они были добровольцы. Среди первых колхозников был и я. Позднее в колхоз вошли еще три двора. Так создался наш колхоз, который мы назвали «Пролетарский труд». Сначала в деревне было больше единоличников. Но нам в колхозе жилось лучше, чем им. Урожаи мы собирали по 30 центнеров с гектара. Почему? Потому что землю унавоживали обильно, работать в то время крестьяне умели. Урожаи единоличников были ниже». То же самое подтвердила бывшая колхозница и учительница Мария Ивановна Тимохина, отметив, что при создании колхоза со двора сводили всю тягловую силу, сельскохозяйственный инвентарь, коров, телят отдавали бесплатно. Бывшая колхозница Евдокия Петровна Зотова тоже высокого мнения о колхозе. Все они отмечают, что до войны в колхозе «Пролетарский труд» жилось хорошо. Первым председателем колхоза был Павел Егорович Алеханов, о котором вспоминают с добрым сердцем, он был взят на фронт и погиб.

Перед началом Великой Отечественной войны в деревне не было ни одного единоличника. Правда, иные зажиточные Крестьяне прежде, чем войти в колхоз, лошадок своих продали, схитрили. А кто-то, все распродав, вообще уехал из деревни навсегда. Помнят и о таком факте: уехавший из деревни Иван Иванович Шуруев прислал в помощь колхозу деньги. Война круто изменила налаженную жизнь. Первым ушел на фронт Петр Дмитриевич Козлов. Это было 22 июня 1941 года. Ему повезло, вернулся назад. А всего марьинцы проводили на войну 45 человек, из них погибли - 29.

В годы войны колхозное хозяйство стало хиреть, коней забрали, и те, которые остались, все пали от какой-то болезни. Колхоз был многоотраслевым: конеферма, овцеводческая, молочнотоварная, свиноферма, птицеферма. Все это сохранили и в годы войны, но строения обветшали, что объяснялось, прежде всего, нехваткой рабочих рук. В колхозе, по сути, ничего не давали на трудодни, фактически во многих семьях был голод. Дисциплина была жесткая. За горсть украденного зерна можно было схлопотать тюремный срок 5-10 лет. Весной собирали гнилую картошку. Кроме всего этого, объявлялись разные сборы на постройку самолетов, танков и т.д. Одним словом, как вспоминают ветераны, жизнь была тяжелой. Бывшая колхозница Анна Никифоровна Козлова рассказывает, что все делали вручную, ходили за 30 километров на Куриху за семенами и солью. Дров не давали, ездили за сучками за 10 километров. Народ бедствовал без спичек, керосина.

Вскоре после войны колхоз объединили с Боркинским. Такое объединение, по мнению старожилов, было не на пользу. Колхозники стали работать хуже, снизились урожаи. Жизнь стала налаживаться в 50-е годы. Но вновь объединение. На этот раз Боркинский колхоз присоединили к Бутаковскому. В Марьине одна за другой стали закрываться небольшие фермы. Из деревни уезжала молодежь. Сокращалось количество дворов.

В 80-90-е годы положение деревни несколько изменилось. Стали происходить кое-какие социальные перемены. Построили хороший магазин и кирпичный клуб. По улице провели асфальтированную дорогу. Деревня словно умылась, очистилась от грязи. Начала оживать. Даже построили четыре квартиры. Но к 90-м годам в Марьине не осталось ни одного производственного здания. Правда, есть водопровод, и то благо. Вне всякого сомнения, абсолютное большинство местного населения - сторонники колхозного строя. Они считали и продолжают оставаться при своем мнении, что колхоз является их социальным защитником.